Травматологи объединились. Что дальше?

В Москве в Росреестре зарегистрирована первая саморегулируемая врачебная организация. Ею стала ассоциация травматологов-ортопедов региона. Это первый шаг в направлении формирования независимого и компетентного экспертного сообщества в российском здравоохранении.

Первое общее собрание недавно созданного СРО травматологов-ортопедов Челябинской области состоялось 8 ноября 2014 года. Присутствовало на нем большая часть травматологов-ортопедов Челябинской области. Отметим, первая в России саморегулируемая организация врачей по профессиональному признаку – сугубо добровольное объединение физических лиц.

— Все ассоциации врачей, которые создавались раньше, отличаются от вновь созданной только тем, что они, в сущности, были нужны лишь узкому кругу людей, — отметил инициатор создания СРО, врач травматолог-ортопед Степан Фирстов. — Что касается нашей организации, тут все с точностью до наоборот. Это добровольное объединение врачей, работающих в разных по форме собственности клиниках Челябинской области. Мы живем в непростое время: совсем недавно, второго ноября, в Москве врачи вышли на митинг, чтобы высказать свои требования. Но мнение одного, к сожалению, как показывает практика, не может быть услышано и принято во внимание властями. Да, врачи слабо разбираются в политике, не всегда понимают подоплеку административных решений во властных структурах. Но никто, кроме врача, не сможет быть экспертом в том, что касается его профессиональных компетенций. И никто из нас не сможет сказать, что он один более компетентен, чем наше общее объединенное мнение. Поэтому хотелось бы надеяться на всестороннее участие каждого врача-травматолога в делах нашей организации. Некоммерческое партнерство со статусом саморегулируемой организации позволяет нам зарегистрировать правила, в рамках которых мы будем существовать. Есть федеральный закон, который говорит о том, что при объединении в некоммерческое партнерство и при соблюдении ряда условий (наличие профессионального страхования, специальных комиссий, присутствие в правлении независимых членов) и только благодаря которому мы смогли получить статус саморегулируемой организации.

Закономерно и правильно, что движение саморегулирования врачей началось не в столице, а в далеком от Москвы Челябинске. Объединяться по примеру челябинцев сегодня уже собираются врачи разных специальностей в других регионах. 

— Так получилось, что некоммерческое партнерство одной из врачебных специальностей возникло у нас в Челябинске, — говорит Степан Фирстов. – Но территориальная принадлежность имеет ведущее значение в этом процессе. Самое главное, что мы получаем как саморегулируемое некоммерческое партнерство, — это некое федеральное значение организации, т.е. при правильном развитии в этой организации должны родиться ряд внутренних документов, такие как клинические рекомендации, протоколы лечения, внутренние стандарты деятельности, которые в последующем будут зарегистрированы в Росреестре и станут свой юридический статус. Цель саморегулирования – привлечь участие каждого профессионала, учитывать мнение каждого члена организации к обсуждению, к новому взгляду на существующее положение вещей в здравоохранении. Такие формы самоорганизации, как наша, позволяют донести мнение каждого врача-профессионала в своей области снизу и до верху. А врачи других специальностей уже берут с нас пример. 

Именно через саморегулируемую организацию врач, даже не будучи пока субъектом права, как в других странах, может получить право голоса в диалогах самого разного уровня.

— С каждым из нас по отдельности власти разговаривать некогда и незачем. Да и зачем учитывать мнение простых наемных работников? – поясняет ситуацию коллегам Степан Фирстов, — Другое дело – законодательно оформленное общее мнение. Пока никто не может сказать, к какой системе здравоохранения мы придем через несколько лет. Несомненно одно: пока мы сами не приложим усилия к тому, чтобы изменения в лучшую сторону произошли, ничего и не случится. Раньше у нас не было инструмента для ведения конструктивного диалога с властями всех уровней. А сейчас есть, и это очень отрадно.

Безусловно, процесс становления некоммерческих саморегулируемых врачебных сообществ не будет легким. Так, пока не понятно, какие формы обретет страхование профессиональной ответственности врача, а это очень важный момент в развитии имущественной ответственности врача перед пациентом.

— Пока настоящий процесс страхования профессиональной ответственности не сформировался, — отметил Степан Фирстов. — Его сейчас заменяет гражданское страхование. Сейчас мы страхуем больного от лица нашей профессиональной организации. Теперь, если кто-то       из пациентов обратится к нам с жалобой на некачественное лечение, мы должны ответить, используя свой компенсационный фонд или использовать индивидуальную страховку каждого члена. Я убежден, врач должен нести за свои ошибки материальную ответственность, но в рамках установленного законодательства и имея свои права. Сегодня же за ошибки своих врачей отвечает главврач или директор, а судебная система, увы, пока не располагает по закону силой экспертного сообщества. Однако изменения, касающиеся как пациента, так и врача, уже происходят здесь и сейчас.